Что есть русская система

Что есть русская система

“Русская Система” как попытка понимания русской истории

Ю.С. Пивоваров, А.И. Фурсов

В основе существования любого общества лежит та или иная мера согласия (в противном случае – “война всех против всех”). Различие лишь в том, по поводу чего достигается согласие. На современном Западе – это общественный договор относительно “предпоследних ценностей”, т.е. ценностей социальных в широком смысле слова (политических, правовых, хозяйственных и т.д.). Ценности же “последние” – религиозные, метафизические – вынесены за пределы общественного порядка как комплекса повседневных правил. Можно быть католиком, протестантом, атеистом – конфессиональная принадлежность и мировоззренческие позиции не имеют определяющего значения для участия в публичных делах. М.Вебер назвал такой мир “расколдованным”.

Этот мир родился в ходе социальной революции, которую Европа пережила в XVI – XVII вв. (1517 – 1648 гг., от Лютера до Вестфальского мира). Там оформились уникальные явления – национальное государство, гражданское общество, капитализм с его классами и социальный индивид нового типа. Появилось современное полисубъектное общество. Практически все группы и индивиды обрели институционально закрепленный статус независимых социальных агентов, отношения между которыми регулируются правом.

Важнейшим результатом социальной революции стало то, что религиозная идентичность как основа общественного согласия сдала свои позиции, на смену ей пришла идентичность национально-гражданская. Иными словами, теоцентричная феодальная Вселенная уступила место антропоцентричному, полисубъектному миру.

У нас в XVI – XVII вв. тоже рождается новый мир, тоже происходит социальная революция, тоже уходит теоцентричная Вселенная… Но что есть главный предмет согласия (или несогласия) “по-русски”? В современной России (грубо говоря, от Петра I до Ельцина) согласие реализуется лишь по поводу Власти и отношения к ней и с ней.

Мы не случайно пишем слово “власть” с большой буквы. Дело в том, что результат нашей великой самодержавной революции – от “Третьего Рима” до Соборного Уложения (1517 – 1649 гг.) был диаметрально противоположен западному: в России не возникло ни гражданского общества, ни государства (nation-state), ни капитализма. Здесь появилась Самодержавная Власть, единая и неделимая, качественно однородная и по сути единственная. Причем единственная не только как власть, но и как субъект (моносубъект). В XVI – XVII вв. складывающаяся Русская Власть лишила значимой субъектной энергии все то, что с киевских времен выступало в роли исторических субъектов: церковь, боярство, удельные княжества и т.д. Это похищение, экспроприация субъектности, а в известном смысле – “европейскости” и “христианскости” в пользу одного сегмента социума и есть великая тайна русской власти и русской истории.

Итак, новый русский мир – властецентричен. Власть становится условием существования всех и всего. Оформляется социальный порядок, который мы назвали Русской Системой. Его элементы:

— Популяция, т.е. население, исторически имевшее, но утратившее субъектные характеристики, чья субъектность при нормальном функционировании власти отрицается по определению;

— Лишний Человек, который может быть как индивидуальным (часть дворян и интеллигенции в XIX – начале ХХ вв.), так и коллективным (казачество в XVII в.). Речь идет о тех индивидах и группах, которые не “перемолоты” Властью и потому не стали ни ее органом, ни частью Популяции, или же о людях, “выломившихся” из Популяции и Власти, нередко в результате ее же, Власти, деятельности, целенаправленной или побочной.

Русская Система предполагает такой тип взаимодействия перечисленных элементов, при котором единственным социально значимым субъектом оказывается Власть. Если Русская Система – это способ контроля Русской Власти над русской жизнью, то Лишний Человек – мера незавершенности Системы, индикатор степени “неперемолотости” русской жизни Системой и Властью. Процесс взаимодействия, с одной стороны, Русской Системы и Русской Власти, а с другой – Русской Системы и русской жизни (в которой Система далеко не все исчерпывает и охватывает, а в Системе не все Власть) и есть русская история.

В определенных исторических условиях элементы Русской Системы проникают друг в друга. Так, к примеру, после Октябрьской революции мы столкнулись с феноменом Властепопуляции (“кухарка” управляет государством). Это, если угодно, “перевернутая” Русская Система. То есть сущность Системы сохранена, но в прямо противоположной социально-властной конфигурации. З.Гиппиус на заре советско-социалистического порядка вывела точную формулу его соотношения, отличия и одинакости (как говаривал Герцен) с царским режимом. По ее словам, идея самодержавия – власть одного над всеми, идея коммунизма – власть всех над одним. И в том, и в другом случае осуществляется подавление индивида, что и является содержанием русского типа социальности. Меняются лишь “политические технологии”.

И еще о Русской Власти – элементе и системообразующей категории. Как и все остальные составляющие Системы, она отражает и описывает мир (русский мир, или мiр), который не знает о споре номиналистов и реалистов, не видит границы между физическим и метафизическим. И потому в ней изначально заложен конфликт метафизического и физического, субстанционально-властного и субстанциально-личностного. Иначе говоря, природа Русской Власти с необходимостью предполагает не только их совмещение, соединение, взаимопроникновение, но и борьбу. Если на Западе в ходе длительной эволюции власть обрела принципиально безличностный характер, а идея власти полностью отделилась от идеи личности, то в России, напротив, власть высшей метафизической пробы была намертво “пришпилена” к некоему физическому лицу (Рюриковичи, Романовы). В советский период Популяция экспроприировала эту метафизику, тем самым на время спасая ее от гибели. Однако именно “на время”, поскольку господство Властепопуляции – гражданская война, террор, другие формы самоистребления – оказалось избыточным даже для привыкшей к перманентному насилию России .

Другое органическое качество Русской Власти – дистанционность. В России, в отличие от Запада, власть не есть порождение и политическое выражение civil society, поскольку здесь нет и самого “сосайети”. Власть у нас порождает и формирует все (в идеалтипическом смысле), действуя со стороны, с “дистанции”. Она отделена и отдалена от этого “всего”. Сближение с ним опасно для ее природы и функционирования. Будучи Субстанцией, т.е. тем, “что существует само в себе и представляется само через себя и представление чего не нуждается в представлении другой вещи, из которой оно должно было образоваться” [Спиноза 1932: 1], она должна хранить это свое главное качество, хранить как девство. Что лучше всего делать – на дистанции.

Подчеркнем: дистанционность – одна из важнейших характеристик Русской Власти, придающая ей метафизические, даже мистические черты. Власть – это то, что невозможно потрогать. Она (и ее посланцы) внушают “твари” мистический ужас перед демиургом. Подобная модель власти вошла в русскую жизнь, в русское сознание. Ее можно обнаружить и в литературе, и в окололитературной жизни России последних веков. Вспомним: “Ревизор”, “Мертвые души”, “Бесы”, а в ХХ столетии – “Мастер и Маргарита” (Воланд), “Доктор Живаго” (Евграф). Во всех этих произведениях, как и в реальной русской жизни, власть вынесена за пределы данного социума. Она – где-то вне, на дистанции. И именно эту дистанцию покрывают ее посланцы. Типичный сюжет – приезд представителя власти (“к нам едет ревизор”), по отношению к которому местная власть и не власть вовсе.

Конечно, все это идет прежде всего от монголов (Орды). “К нам едет баскак”.. Господство Орды над Русью, эксплуатация русских земель носила дистанционный характер. Ордынская власть находилась за пределами самой Руси. Далеко, в Сарае, сидел хан и решал судьбы русичей; туда на поклон и за ярлыком ездили князья, оттуда наезжали ревизоры, облеченные властью.

Были, безусловно, и свои, туземные, причины дистанционности власти. Но ограничимся здесь указанием на первостепенный, ордынский источник. И обратим внимание на то, что каждая новая эпоха русской истории начиналась попыткой (успешной или нет) перенести столицу в новое место (Грозный, Петр, Ленин, отчасти Ельцин). Ведь как только Русская Власть начинала обрастать связями с “обществом”, под вопрос ставилась ее фундаментальное (и метафизическое) качество – дистанционность. Тогда она рвала все эти связи и устремлялась куда-то вдаль, в сторону от опасных для нее зависимостей. (Подобно лирическому герою Пастернака, Русская Власть с полным правом могла бы сказать: “Но как ни сковывает ночь / Меня кольцом тоскливым,/ Сильней на свете тяга прочь / И манит страсть к разрывам”.)

Это у них, на Западе, “власть – от народа” (когда-то “от Бога”). У нас “власть – от власти” (было и “от Бога”). Подобный (наш) тип легитимности обязательно предполагает дистанционность. Иначе пойдет содержательное перерождение власти.

Разумеется, предложенная теоретическая схема – рабочая гипотеза, которая нуждается в проверке, разработке, уточнении. Нам она представляется плодотворной, поскольку позволяет увидеть в русской истории то, что прежде не видели или на что не обращали внимания. Например, в Русской Системе все реализуется через Власть, даже протест против нее (о чем, помимо прочего, свидетельствует феномен самозванства). Система функционирует так, что Власть препятствует полному или даже сколько-нибудь существенному оформлению различных групп, прежде всего привластных. Но это означает, что русские Власть и Система в целом блокируют то, что на Западе стало классовым оформлением общества. Ни одна из привластных групп, не говоря уже о группах угнетенных, о низах, не превратилась в класс. Ближе всего к этому состоянию, по крайней мере внешне, подошло дворянство, но и оно не стало классом – Власть не допустила.

Развитие социального неравенства и эксплуатации на Руси запаздывало по сравнению с Западом. Как убедительно показывает И.Я.Фроянов [Фроянов 1980: 4], даже в XI – XII вв. мы имеем дело с обществом, которое А.И.Неусыхин назвал бы “дофеодальным”, т.е. поздневарварским (но только не в отрицательном, а в положительном смысле, фиксирующем некое имманентное качество). Иначе говоря, накануне татаро-монгольского нашествия и установления ордынского ига Русь, выражаясь марксистским языком, не была классовым обществом.

Русская Власть как моносубъект не нуждается в социальных классах, ей нужны турбулентные группы и рыхлые структуры. К тому же феномен Власти делает собственность функциональной, эпифеноменом, а именно по поводу собственности возникают классы.

Созданная Русской Властью Система тоже, естественно, не предполагала ни классов, ни даже групп, четко оформленных по любому, кроме властного, принципу. Таким образом, имманентная, положительная, эволюционная неклассовость (доклассовость) Руси оказалась дополнена и усилена исторической, системной неклассовостью (антиклассовостью). В Русской Системе процессу превращения привластных органов в классы противостояла не только Власть, но и Популяция. В этом (но исключительно в этом) смысле приходится признать: в России коммунизм как антикапитализм, т.е. как отрицание частной формы собственности и классовости, лег на благодатную неклассово-антиклассовую почву, став ее адекватным историко-системным выражением. Не потому ли столь болезненными оказались для нас кризис и крушение коммунизма?

Какие же факторы способствовали возникновению такой власти и такой системы? Разумеется, полноценный ответ на этот вопрос предполагает весьма пространное рассуждение. Здесь же для краткости назовем один, быть может, важнейший.

О влиянии татаро-монгольского нашествия, ордынского господства на Русь и русскую историю написано много, многое верно зафиксировано эмпирически. Однако, как нам представляется, главное ускользнуло: ордынское иго не просто принципиально изменило властные отношения на Руси, но выковало, вылепило принципиально нового, невиданного доселе в христианском мире субъекта-мутанта. Суть в следующем.

В домонгольской Руси власть была рассредоточена между “углами” “четырехугольника”: князь – вече – боярство – церковь. Конструкция была цельной, хотя в одних землях сильнее было боярство (Галицкая Русь), в других – вече (Новгород, Псков, Вятка), в третьих – князь (Владимирская Русь). Варьировались также удельный вес и реальное влияние церкви. Однако ни в одном из случаев князь не был единственной властью – Властью, и ситуация в целом была похожа на европейскую. Когда Андрей Боголюбский, словно действуя по принципу “власть – все”, решил подмять под себя бояр и народ, его тут же отправили на тот свет: не было у князя той “массы насилия”, которая позволила бы ему сломать “четырехугольник”, превратив его в сингулярную точку Власти.

Проблему помогла решить Орда. Именно ее появление обеспечило князьям, шедшим на службу к ордынскому орднунгу (Александр Невский, московские Даниловичи), ту “массу насилия”, которая обесценивала властный потенциал боярства и веча. В начале XIV в. слово “вечник” уже означало “бунтовщик” [Словарь 1975: 131], бояре же в рамках ордынской системы не столько боролись с князем, сколько выступали вместе с ним против других “князебоярств”, а перед самим князем “окарачь ползли” (как он – перед ханом и мурзами), превращаясь в холопов.

Опершись на Орду, Александр Невский конкретизировал принцип “власть – все”: “власть – все, население – ничто”. Теперь население можно было давить, резать ему носы, уши – за (будущим) святым князем стояла Орда.

Следующий вклад в конкретизацию принципа “власть – все” внес Дмитрий Донской. Его обычно рассматривают в череде великих собирателей и объединителей русской земли. Собиратель – да. Объединитель – нет. Стратегия собирания русских земель Дмитрием Ивановичем заключалась не в объединении, а, напротив, в углублении раскола между ними – прямо по-ленински: прежде чем объединяться, надо размежеваться. Поэтому-то Дмитрий и отказался принять митрополита Киприана, направленного из Константинополя в качестве общерусского, т.е. такого, которому подчинялись бы и епархии на территории Великого княжества Литовского. Дмитрию нужен был митрополит только для той территории, которая подвластна ему, его власти, ему как Власти. Не территория важна, а подвластная, “уезженная” территория. Иными словами, “власть – все, территория – ничто” (или “власть первична, территория вторична”).

Тем самым был достроен триединый комплекс принципов Русской Власти: “власть первична”; “власть первична, население вторично”; “власть первична, территория вторична”. Представители всех структур Русской Власти будут руководствоваться данными принципами, жертвуя населением и территорией (Ленин, Сталин, Горбачев, Ельцин, если брать только коммунистический период). Население и тем более пространство – объект. Власть – субъект. Субъект вообще один. И это поразительно.

Христианский мир полисубъектен: субъектны индивиды, корпорации (цехи, университеты), города, монархи. На Руси же Орда создала такую ситуацию, когда единственным субъектом оказалась Власть, да еще церковь – по поручению Власти. Парадокс: моносубъект в христианском обществе. Или так: христианская власть, стремящаяся к моносубъектности и отрицающая субъектность других социальных агентов. Но парадокс это лишь на первый взгляд. Субъектность рассматриваемого моносубъекта иная, чем в полисубъектном мире. Русская Власть есть “преодоление”, а не только редукция “нормальной” христианской полисубъектности. Результат такого преодоления – метафизический характер Русской Власти.

Однако в ордынском орднунге этот властный мутант все же был ограничен. Извне – Ордой, изнутри – самим фактом единства князя и боярства. Причем внутреннее ограничение опять-таки обусловливалось внешним – сплоченность определялась Ордой. Как только последняя пала, мутант прыгнул на Русь и стал для нее новой Ордой. Захватив русские земли и раздав их в виде поместий дворянам (раздача земель боярам по сути поставила бы их на один уровень с князем), князь, и в его лице Власть (моносубъект), получил слой, с помощью которого можно было избавиться от властного союза с боярством, а моносубъект мог отбросить многие коллективные черты. Этот процесс протекал мирно, по нарастающей до середины 1560-х годов, пока не уперся в некую преграду, взять которую эволюционным, ненасильственным путем было невозможно.

Власть оказалась перед дилеммой: либо менять-ломать себя, допуская субъектность других социальных агентов, либо менять-ломать общество, поставив над ним репрессивно-карательный орган, установив диктатуру этого органа и “перебрав людишек”. Иван Грозный выбрал второй путь, который резко ускорил ход Великой самодержавной революции. Уже в начале 1570-х годов царский аппарат настолько подчинил себе все остальное, что потребность в опричнине отпала: Чрезвычайка стала повседневностью, царским двором; опричные земли начали именоваться дворовыми. Главный результат опричнины – государев двор превратился в единственно значимый властный механизм, а воля царя – в единственный источник внутренней и внешней политики. Говорят, Людовику XIV принадлежит выражение “государство – это я”. Однако во Франции XVII в. было еще кое-что, помимо этого “я”, например общество. Иван Грозный и его наследники по Русской Власти могли бы сказать: “Власть – это я”.

Формирование самодержавия, превращавшего бояр и дворян в однородную служилую массу, логически вело к закрепощению крестьян (и населения в целом). Самодержавие же было условием реализации данного процесса. Возникнув, оно подтолкнуло социум именно в этом направлении. К 1649 г. дело было сделано: крестьян закрепостили службой дворянам. Но такое закрепощение было элементом более широкой системы самодержавного контроля над обществом, включая дворян и посадских (т.е. горожан), по отношению к которым, как писал С.Князьков [cм. Князьков 1991: 426], закрепощение было проведено наиболее последовательно и полно (Указ от 1658 г.). Все несли тягло – кроме Власти.

Теперь обратимся к классическому русскому вопросу: кто мы – отсталый Запад, своеобразный Восток, самобытная цивилизация?

По нашему мнению, Русская Система значительно больше похожа (именно похожа!) на Запад и особенно на капиталистическую систему, а не на великие цивилизации Азии. Последние носят локальный, т.е. чисто пространственный, характер. Это ни в коем случае не значит, что они не развиваются. Развиваются. Но в ограниченном пространстве.

Общепризнанно, что капитализм – это система, которая прежде всего присваивает время, стремится его ужать, свести ко времени труда. Экспансия капитализма в пространстве основана на присвоении и “перемалывании” им времени. Капитал и есть накопленный труд, накопленное социальное время. Такая экспансия, естественно, имеет внелокальную природу. Пространственные характеристики капитализма внелокальны, а само его время настолько подминает пространство, что в результате остается лишь время – но с некоторыми пространственными характеристиками. Постепенное “завоевание” капитализмом мира есть поглощение капиталистическим временем пространства. Как только капитализм охватывает мир в целом, его полем вообще становится только время. Внелокальность капитализма темпоральна, однако не в смысле ограниченности неким временным периодом, а в смысле имманентного качества.

Русское развитие, подобно западно-капиталистическому, носило внелокальный характер, хотя основой и полем его проявления было пространство. Но пространство это, в отличие от пространства азиатских цивилизаций, постоянно расширялось. Более того, оно стало существенно увеличиваться в конце XV – XVI вв., т.е. тогда, когда пространство азиатских цивилизаций превратилось в их вечное настоящее, когда оно перестало расти. Но и само приращение его с “исходного момента” и до XII – XVII вв. несопоставимо с русским – ни по площади, ни по темпам. С точки зрения экспансии и скорости увеличения с Русской Системой может тягаться только одна – капиталистическая.

Вообще различия между Западом, Востоком и Россией по таким параметрам, как пространство/время и локальность/внелокальность, можно суммировать следующим образом (см. табл. 1).

вечность-в-настоящем (в иудеохристианском смысле проблема времени/вечности не артикулирована, время не отделено от вечности)

Сделать ее заметнее в лентах пользователей или получить ПРОМО-позицию, чтобы вашу статью прочитали тысячи человек.

  • Стандартное промо
  • 3 000 промо-показов 49
  • 5 000 промо-показов 65
  • 30 000 промо-показов 299
  • Выделить фоном 49
  • Золотое промо
  • 1 час промо-показов 10 ЗР
  • 2 часa промо-показов 20 ЗР
  • 3 часa промо-показов 30 ЗР
  • 4 часa промо-показов 40 ЗР

Статистика по промо-позициям отражена в платежах.

Поделитесь вашей статьей с друзьями через социальные сети.

Ой, простите, но у вас недостаточно континентальных рублей для продвижения записи.

Получите континентальные рубли,
пригласив своих друзей на Конт.

Думаю, что любой из читателей данной статьи уже не считает синонимами слова «Операционная система» и «Windows», т.к. знает как минимум ещё одну или несколько других систем. Для многих это будет Андроид, ещё для значительного круга известны Windows Phone и iOS, чуть меньше людей слышали про OS X, FreeBSD и Ubuntu. Все эти операционные системы разрабатываются западными (преимущественно американскими) организациями. На первый взгляд некуда бросить свой взор русскому человеку. ан нет. Есть и у нас свои мастера.

Мы уже привыкли, что информационные технологии для России являются не предметом творчества, а предметом пассивного изучения. Да, мы знаем антивирус мирового уровня от Касперского или на данный момент лучший распознаватель текста FineReader тоже от российской компании. Кто-то вспомнит Dr.Web. Но в общем контексте это, если не капля, то небольшая лужица в море, составляющем наш компьютерный кругозор. Данная иллюзия ошибочна, т.к. оцениваются не все активные участники ИТ-сообщества, а только те, кто себя активно продвигает через рекламу или менеджеров по продажам. А кто оказывается за бортом нашего кругозора? Да десятки тысяч отечественных разработчиков разного уровня профессионализма и разных областей решаемых задач.

Ни для кого не секрет, что наиболее важной составляющей любого компьютера (кроме железок внутри корпуса) является операционная система. Но есть ли у нас здесь, что присмотреть себе из отечественного? Оказывается есть. Вот краткий список реальных проектов, которые запущены и работают не первый год:

Я решил рассмотреть первую (РОСУ), т.к. предполагаю, что она наиболее удобна для бывших пользователей Windows из всех мною перепробованных. Точнее: редакцию «для народа» — Fresh (т.е. «Свежая» РОСА).

Главная проблема для пользователя новой операционной системы — освоение новой логики работы с компьютером (ведь РОСА — не клон Windows, а совершенно другая ОС). Например, человек, решивший пересесть на OS X от Apple должен будет решительно отвергнуть привычки виндовода квплоть до "горячих клавиш". Тут у российской операционной системы проблем минимум: нижняя панель напоминает по логике работы привычную «Вендовую», а устройство меню (условно назовём его «ПУСК») порадует своей простотой и функциональностью.

Но это только внешняя «косметика». Внутри имеются все необходимые даже довольно продвинутому пользователю инструменты: встроенные проигрыватели огромного числа форматов, полноценный офисный пакет (аналог MS Office), редакторы графики, аудио и видео, почтовый клиент, два(!) браузера для любителей из разных лагерей (Firefox и Chromium), клиент, способный подключиться к ICQ и QIP, утилиты записи загрузочных флешек и дисков. Если нужно, доустанавливаем Skype, TeamViewer и другие полезные программы через удобный и лаконичный установщик программ (большинство программ ставится и обновляется через один этот инструмент без нужды обновляться вручную).

И даже при всей массивности предустановленного набора программ РОСА умудряется загружаться и выключаться быстрее продукции редмондской корпорации. А проблема вирусов будет беспокоить только тех, кто их целенаправлено устанавливает в систему. «Внезапно» на компьютере они не могут появиться.

При всём этом в системе есть множество уникальных возможностей для Windows-пользователя. Чего стоит только возможность в два клика раздавать WiFi-интернет со своего ноутбука или возможность после включения «режима заморозки» издеваться экспериментами над системой, а потом после перезагрузки увидеть систему в «предзамороженном» состоянии.

В общем, преимуществ много. Нужно их пощупать, чтобы понять это. Для этого достаточно загрузиться в полноценную операционную систему прямо с компакт-диска или флешки, не устанавливая систему (непривычно, правда?). А если понравится, то установить систему и во время установки полистать интернет или написать интересную статью.

Ещё одним преимуществом российской ОС является активное и доступное русскоязычное сообщество РОСЫ на форуме и в привычном нам ВКонтакте. Здесь есть и множество полезных рецептов, и краткие описания наиболее интересных программ, и руководства по имеющимся в системе программам, и безусловно вежливые пользователи, способные помочь новичкам освоиться. И разработчики здесь куда ближе к людям.

И это мы рассмотрели только одну отечественную операционную систему, которая наиболее близка к обычному или продвинутому пользователю Windows. Про остальные системы тоже будет полезно почитать, т.к. для решения определённого круга задач у них есть свои «фишки». Иными словами жаловаться на отсутствие отечественных операционных систем нам не приходится. Поэтому желаю читателям этой незатейливой статьи освоить российские разработки, чтобы всегда иметь возможность «соскочить» с продукции, разработчики которой могут себя повести не очень корректно.

В заключение приложу любительское видео РОСЫ, в которой немного навели красоты штатными средствами системы.

Любое здание звучит. Здание (комната), выстроенная в метрической системе мер, имеет строго выраженную частоту резонанса. Элементарно высчитывается с учебником физики за 5-ый класс в руках. /ржот/ только не просите мну — у мне нет учебника в руках.

А комната (дом) построенная вами для себя и своей скво в саженной системе мер не даёт чётко выраженного резонанса — она (он) дружелюбен к вам. В такой дом с радостью идёт не только кошка, но и любой зверь. Собссно, кошкой и проверяли — не звучит ли дом.

Естественно, дом д б кратен и вашим саженям, и саженям вашей скво, ну а про скво и мужа ея я говорил ранее — мы тоже д б кратны друг другу, желательно квинтованы.

Оригинал взят у matveychev_oleg в Русская система мер

Сколько это «три пуда соли»? Насколько мал золотник? Много ли это семь пядей? Что длиннее верста или километр?

Аршин
Эту меру завезли в Московию персидские купцы: аршином именовали тогда длину ткани, отмеренную оттяжкой от плеча. И поговорка «Всяк купец на свой аршин мерит» — буквально отвечала реальности. Как можно догадаться, приказчиков для продажи материи на Руси специально подбирали короткоруких. Только спустя несколько лет государственный совет России принял решение ввести по всей стране единую меру длины — 16 вершковый аршин (71,12 см).

Пуд
Чтобы съесть на двоих 3 пуда соли вам понадобиться — внимание! — чуть больше 13 лет! Дотошными учениями подсчитано, что один пуд (16, 38 кг) соли можно осилить вместе аж (или всего) 4,38 года.

Верста
За семь верст киселя хлебать отправился — сокрушались раньше о далекой и бессмысленной поездке. Чтобы оценить, каково это — «за семь верст», следует знать что длиннее верста или километр? Семь верст по меркам XVII — XIX века — довольно большое расстояние (1 верста равна 1.0668 км, значит 7 верст — около 7,5 км).

Мера длины «верста» упоминалась еще и в прозвище, которым смекалистый русский окрестил долговязого человека. Подмосковное сельцо Коломенское было в старину летней резиденцией царя Алексея Михайловича. Дорога туда была оживленной, широкой и считалась главной в государстве. А уж когда поставили огромные верстовые столбы, каких в России еще не бывало, слава этой дороги возросла еще более. На фоне этой «популярности» и появилось прозвище «коломенская верста».

Сажень
Родившаяся в народе присказка «косая сажень в плечах» подчеркивала богатырские силу и стать молодецкую. Само слово «сажень» происходит от глагольного корня славянских языков «сед» — доставать, дотягиваться до чего-либо рукой.

С XI века сажень была основной русской мерой длины: она равнялась размаху рук человека, от конца пальцев одной руки до конца пальцев другой. Это была «прямая» сажень, 176 см. Но на Руси существовали и другие сажени, самой большой среди которых была так называемая «косая», равная 248 см и определявшаяся расстоянием от пальцев ноги до конца пальцев вытянутой вверх по диагонали руки. Кстати, сажень использовалась в строительных и земельных работах вплоть до 1917 года.

Вершок
«От горшка два вершка, а уже указчик» — говорили о молодом, не имеющем жизненного опыта, но очень самонадеянном молодом человеке. Очень самонадеянном, потому как вершок вершок – ширина двух пальцев руки, указательного и среднего, около 4,4см. Вершки обычно использовали для измерения роста: мелких домашних животных и людей.

С этой мерой длины связана еще одна не менее известная поговорка — “у неё суббота через пятницу на два вершка вылезла”. Так в старину говорили о неаккуратной женщине, у которой нижняя рубашка длиннее юбки.

Пядь
Семь пядей во лбу — говорят про очень умного человека, предполагая, что высота его лба пропорциональна уму. Пядь равнялась расстоянию между вытянутыми большим и указательным пальцами руки. Величина древнерусской пяди колебалась где-то в рамках 19-23 см., следовательно, семь пядей составляли приблизительно 133-161см.

Золотник
Мал золотник, да дорог. Насколько же он мал? Золотник был самой малой мерой веса (около 4 г) и использовался, главным образом, при взвешивании золота и серебра. Буквальный смысл поговорки связан с малым, но дорогим количеством, измеряемым, что называется «на вес золота».

Ссылка на основную публикацию
Что делать если виснет браузер
Автор Юрий Белоусов · 18.03.2019 Пользователи могут столкнуться с неприятной ситуацией, когда браузер Опера зависает, виснет, подвисает, тормозит, лагает, глючит....
Хранение машины в гараже плюсы и минусы
От того, в каких условиях хранится автомобиль, во многом зависит его техническое состояние, а также внешний вид, а при желании...
Хранилище игр на пк
Играй в любимые игры на любом компьютере без лагов и тормозов Играй в крутые игры Как работает Loudplay Мы предоставляем...
Что делать если винда 10 не запускается
В нашей сегодняшней статье будет рассмотрен ряд случаев, связанных с отказом запуска операционной системы Windows 10 на компьютере или ноутбуке....
Adblock detector